Записи помеченные ‘Интервью’

Хочу стать «спиваковцем»!

Нуждается ли наш гость в особом представлении? Едва ли. Сегодня о музыке, пристрастиях в одежде и способах сохранения крепкого брака мы поговорили с народным артистом СССР, худруком и главным режиссером Национального филармонического оркестра России и Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы», а также президентом Московского международного Дома музыки, дирижером, скрипачом  В.Т.Спиваковым.

Едва Владимир Теодорович показался в пресс-центре, журналисты ему сразу сообщили -  находящиеся в Волгограде гости из Голландии, узнав, что в городе дают концерт «Виртуозы Москвы» умоляли найти им билеты. И очень переживали, что нет с собой смокингов!

«Вообще-то редко бывает, что я выезжаю куда-то перед самым концертом, — пояснил Владимир Теодорович, — обычно пресс-конференции проходят прямо в зале,где идет репетиция. Руки надо разогревать!»

Выходит, случай нам представился особый…Не теряя времени, переходим к вопросам.

-       Столько проблем в стране, сколько разговоров о всевозможных кризисах. Удается ли на фоне общего раздрая сохранить русскую исполнительскую школу?

-       Если у нас будут глупейшие законы в стране, как, например, роспуск почти тридцати центральных школ, в которых дети занимались балетом, живописью, искусством,спортом, ничего у нас не получится. Надо понимать, что не так много людей осталось, которые бы занимались развитием культуры в стране. И если уж не удастся повысить ее «градус», хотелось бы стремиться сохранить то, что есть. Рад, что мне удается поддерживать молодых ребят, правильные поступки по пути совершать — например, я когда-то за границей купил для вашего города икону Александра Невского, по-моему она в часовне находится.

-       И все-таки государственная поддержка искусству необходима?

-       Всегда необходима. Вольтер сказал, что слабость государства заключается не в деньгах, их количестве, а в людях, их даровании, которые нуждаются в поддержке и защите. Существует огромное количество комиссий и учреждений, которые должны об этом думать. Я далек от этого. Доверяю только себе.

-       Одно из направлений вашей деятельности — это благотворительный фонд.

-       С 1994 года Международный благотворительный фонд Спивакова помогает детям — стипендиями, инструментами, лечением, выставками и концертами. Фонд — лучшее, что я сделал в жизни. Материальную помощь получили более десяти тысяч детей, проведены более сотни медицинских операций. Хотите, расскажу историю Александра Романовского, талантливого пианиста с Украины? Несколько лет назад Саша не мог нажимать на педали рояля и с трудом ходил. Мы привезли его в Москву, где обнаружили рак. Прекрасный хирург Иван Гришин прооперировал Сашу в ЦИТО. На фестиваль в Кольмар мальчик приехал на костылях, а сейчас не знает проблем с ногами, работает по контракту в Италии, считается там одним из лучших молодых исполнителей. Разве это не счастье? Древние китайцы говорили: лучше спасти одного человека, чем строить семиярусную пагоду.

-       Вы всегда легко срабатываетесь с музыкальными коллективами?

-       Нет. Бывает, что я не хочу работать с определенными людьми. За границей чаще всего. Понимаете, ведь любая идея, доведенная до крайности, становится глупостью. Я играл однажды с великим дирижером Клаудио Аббадо в Америке. Вдруг оркестр встал и ушел. Оказывается, у них время отдыха пришло. Такие вот люди — часы. Все во время и по расписанию. Стоит перед ними гений — никакого эффекта! Он налился краской, но продолжать работать, и я не останавливался. Вдвоем мы закончили концерт, после чего он обнял меня и сказал: «Теперь ты можешь называть меня просто Клаудио». Стабильность и чрезмерное спокойствие не самым положительным образом сказывается на музыкантах. Эти ощущения перерастают в равнодушие, а это грех. Для меня такие чувства не совместимы с музыкой.

-       Как возникла идея ваших знаменитых номеров на бис?

-       Так же как после хорошего обеда хочется чашечку кофе выпить или сигарету выкурить, так и наши номера на бис. Люди душой поработали — и музыканты, и зрители, а потом вкусили радость жизни.

-       Жизнь внутри оркестра, какая она?

-       Это бунт в том числе. Он может быть тихий, может явный, бывает революция. Противостояние происходит постоянно. С одной стороны, многое зависит от игры музыканта, а с другой стороны все должно быть подчинено воле одного человека — дирижера. Здесь как на войне — если каждый будет проявлять свою инициативу, все будет проиграно. Для того, чтобы люди поняли неизбежность того, что их воля подчинена чьей-то другой, надо сделать так, чтобы они поверили, что перед ними стоит человек, который знает, что он делает. Когда люди ощущают страсть, то она способна удержать их в русле, потому что за страсть они могут простить многие вещи. Когда человек сталкивается с подлинным творчеством,  то все мирское отходит на второй план.

-       Конфликты в оркестре похожи на конфликты в семейной жизни?

-       И там и там люди, а природа человеческих конфликтов везде одинакова.

-       Владимир Теодорович,  взаимоотношения между музыкантом и его инструментом, какие они?

-       В соединении человека и музыкального инструмента есть некое равноправие. Приведу такую историю. Великий виолончелист Пятигорский рассказывал, что ему как-то на время дали виолончель Страдивари. Ему она очень понравилось, и он решил сыграть на ней свой сольный концерт. И вдруг перед выходом на сцену он отчетливо услышал, как она ему сказала: «Кто ты такой, чтобы играть на мне?» И он так занервничал, что еле-еле доиграл концерт до конца, после чего уже к ней не приближался.

-       Вы часто играете одну и ту же программу. Удается ли сохранить новизну ощущений?

-       Я люблю чтобы каждый раз музыка рождалась непосредственно сейчас, во время концерта.Как сказал когда-то великий художник Сезан: «Каждый раз, открывая окно, я не узнаю свой сад».

-       Сегодня модными стали совместные проекты между мастерами классической музыки и поп или рок-музыкантами. Ваше к ним отношение.

-       Вообще-то я не большой поклонник таких жанров. Но если бы был жив Фредди Меркьюри, с ним бы с удовольствием поработал. Стинг мне еще нравится.

-       Владимир Теодорович, что самое трудное в вашей работе?

-       Недостаток времени. Это ужасно тяжело. Не угнаться за ним никак, оно постоянно впереди.

-       На этой неделе прошел День Всех влюбленных. Есть ли у вас традиции его празднования.

-       Для меня праздник, когда удается освободить хотя бы немного времени для своей семьи. Самая большая радость, когда все вместе. Дети мои живут в Париже, у меня, кстати, четыре дочки и сын от первого брака. Недавно мы собирались на шестнадцатилетие доченьки в небольшом ресторанчике Парижа. На том вечере средняя дочь от  имени всех детей сказала: «Мама и папа, мы очень счастливы жить в вашей семье». Значит все хорошо! Я, правда, часто мучаюсь от того, что в некоторой степени я заочный отец. Но раз в два дня мы обязательно созваниваемся. На оплату переговоров уходят почти все гонорары!

-       Что в вашем понимании счастье?

-       Мы ведь ощущаем что такое счастье, когда слышим его удаляющиеся шаги… Есть такой «гарик» у Игоря Губермана: «На свете много вероятностей, внезапных как бандит из-за угла. И счастье — это сумма неприятностей, от коих вас судьба уберегла».

-       Владимир Теодорович, ваш секрет успеха — это…

-       Тяжелая работа, которая в результате должна стереть следы усталости от нее. Жизнь, так или иначе, это стремление к самосовершенствованию.

-       Вы и ваша супруга были названы самой стильной парой года. Как вам удается так замечательно выглядеть?

-       Одежду мне в основном покупает жена. И вот этот джемпер, что на мне, ее выбор. Очень удобная мягкая вещь. Сам я не тряпичник. Я больше люблю другим покупать. Особенно детям моего фонда. Приезжая в Америку, мы набиваем специальный чемодан детскими вещами. Вспоминаю мальчишку из Липецка. Приехал ко мне и говорит: «Я хочу стать спиваковцем!» Сыграл изумительно «Мазурку» Шопена. Ну, отвечаю ему, молодец, стал спиваковцем. Сберег этого мальчика в сердце. В очередной раз будучи на гастролях, купили ему одежду и так совпало, что вся она была с черепашками. Позже получаю из Липецка письмо: «Спасибо большое за посылку. Мне все очень понравилось». И фотография — на руке у мальчишки живая черепаха.

-       А в чем секрет вашей крепкой семьи?

-       На протяжении времени брак переживает разные моменты, правда ведь? Не теряйте уважения к личности другого человека. Если есть способность к самопожертвованию, значит брак будет счастливым.

-       Владимир Теодорович, каких именно жертв от вас требует искусство?

-       Вот представьте себе — весна в Монако. Все цветет, люди прогуливаются счастливые, а тебе надо задернуть шторы в номере и репетировать. Вот такие жертвы.

-       Случается, что вы отдыхаете?

-       Как говорил один музыкант, я отдыхаю в адажио… Мои дети смеются надо мной, потому что я даже на пляж хожу с партитурой.

Анна Шубина

Досье «ТТМ»
Владимир Спиваков родился в городе Черниковск Башкирской АССР (ныне в черте города Уфа), где его родители находились в эвакуации в годы войны.

Отец — Теодор Владимирович Спиваков — инженер-технолог, был призван перед войной из Одессы, демобилизован после тяжелого ранения и работал старшим контрольным мастером термического цеха на Уфимском авиационном заводе. Мать — выпускница Ленинградской консерватории, пианистка Екатерина Осиповна Вайнтрауб, родилась в Кишинёве, выросла в Одессе, пережила блокаду Ленинграда, откуда и эвакуировалась в Башкирию; работала концертмейстером клуба «Ударник» при уфимском моторном заводе. Многие оставшиеся в Одессе родственники (в том числе бабушка и дедушка музыканта) погибли в гетто во время оккупации города. После окончания войны семья Спиваковых вернулась в Ленинград: мать преподавала в музыкальной школе, отец работал врачом-диетологом. В 1955 году Владимир Спиваков был зачислен в специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории. Занимался также боксом, толчком к этому послужило желание постоять за себя.

Позже учился в Московской консерватории в классе Юрия Янкелевича.

В 1979 году основал камерный оркестр «Виртуозы Москвы». В том же году дебютировал как симфонический дирижер  с Чикагским симфоническим оркестром.

С 1997 года музыкант играет на инструменте работы Антонио Страдивари, который передали ему в пожизненное пользование меценаты – поклонники его таланта.

На  50-летие Владимира Спивакова российский Центр космических исследований назвал одну из малых планет его именем.

Владимир Спиваков говорит на идише, английском, французском, испанском и немецком языках.

…И это только некоторые удивительные факты о маэстро.

Интервью, рецензии, статьи

Интервью, рецензии, статьи и прочие материалы сайта ТТМ-Афиша, проекта Театральной Творческой Мастерской.