Анатолий Кузнецов: «Такая роль выпадает раз в жизни».

В его фильмографии более 150 картин, сотни дублированных ролей и продюсерский опыт, концертные программы и спектакли. Анатолий Борисович Кузнецов — народный артист РФССР, Лауреат Государственной премии РФ, Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Кавалер ордена Почета, Дружбы, всеми любимый «товарищ Сухов».
По словам артиста, чувствует он себя великолепно, ни о чем в жизни не жалеет, а единственный совет молодым — не терять попусту времени: «Надо помнить, что времени отпускается нам не много. Последите за солнцем, как оно стремительно уходит за горизонт, тогда начинаешь понимать, как быстро вращается Земля, как быстро течет время».

- Анатолий Борисович, вы родились 31 декабря. Не обидно, что личный праздник совпал с Новым годом?

- Нет, обид и грусти не было. Странное дело, но я вообще не могу вспомнить ни одного своего детского дня рождения. И в студенческие времена мне запомнились встречи Нового года. Я тогда дружил с молодыми композиторами — Андреем Эшпаем, Кареном Хачатуряном, с поэтом Робертом Рождественским. Мы заказывали стол в Доме литераторов или в Доме композиторов, ездили в Рузу, где отдыхали композиторы. Однажды развели костер, и Дмитрий Дмитриевич Шостакович показывал, как надо правильно прыгать. Он разбегался, перепрыгивал через огонь и падал головой в сугроб. Гении умели чудить. Мы после этого еще больше уважали Шостаковича. А о том, что у меня еще и день рождения, вспоминали так, между прочим. Алик Флярковский как-то крикнул: мол, ребята, а ведь Толя сегодня именинник! Но всем уже было не до того. Да и сам я никогда не требовал тостов в свою честь.

- Ваш отец — Борис Кузнецов пел в Большом театре. И первые ваши поиски себя в профессии связаны с музыкой. Как дома восприняли ваше решение стать все-таки актером?

- Отец часто дома пел, когда собирались гости. Мне нравилось слушать. Мы и вместе однажды исполнили русскую песню. У костра. Он был уже на пенсии, жил в деревне. Голос его и тогда был сильнее моего. Я действительно поступил на вокальное отделение Музыкального училища имени Ипполитова-Иванова. Но когда перешел в Школу-студию МХАТ, отец не высказывал никаких возражений. Прошли годы, и я сам запел. Есть у меня концертная программа, с которой я гастролирую в сопровождении артистов ансамбля «Серебряные струны». Читаю стихи Пушкина, Рубцова, других поэтов, а потом исполняю классические русские романсы, ретропесни и душевные мелодии из любимых кинофильмов. Недавно вернулись из Норильска, на этой неделе еду в Рязань.

- На выбор профессии как-то повлиял ваш двоюродный брат, известный актер Михаил Кузнецов?

- Отчасти. Его отец умер, когда Мише не было и четырех лет. И мой папа заботился о мальчике как мог. А когда Михаил уже был взрослым человеком, то, естественно, со всеми новостями первым делом ехал к дяде. В нашей 12-метровой комнате в коммуналке часто устраивались вечера. Многие из наших знакомых принадлежали миру искусства. Беседы шли вокруг театра, кино, живописи. Михаил рассказывал о съемках. Старше на 12 лет, он был для меня непререкаемым авторитетом. И когда, проучившись два года на вокальном отделении Музучилища, я решил стать актером, то, естественно, обратился за советом к брату. Дело в том, что я сдал экзамены сразу в Щукинское училище и в Школу-студию МХАТ, в оба вуза прошел по конкурсу и не знал, какой выбрать. Брат сказал: «Оставайся во МХАТе». Я последовал его совету, о чем никогда не жалел. Со мной учились Галина Волчек, Игорь Кваша, Ирина Скобцева, Леонид Броневой… На базе нашего курса Олег Ефремов начал создавать театр «Современник».

- Культовый фильм «Белое солнце пустыни» далеко не первый в вашей дискографии. И все-таки именно он стал для вас особенным, определяющим?

- Замысел сценария под рабочим названием «Спасите гарем» возник у Валентина Ежова на отдыхе в Коктебеле. Андрей Михалков-Кончаловский попросил его придумать что-нибудь в восточном духе. Как мне потом говорил Ежов: «Там играть ничего не надо, а надо стрелять на полсекунды раньше противника, и все». Спустя какое-то время Михалков-Кончаловский картину оставил по причинам, мне неизвестным, и постановку предложили Владимиру Мотылю. Он взялся с условием, что никто из прежних авторов не станет вмешиваться. Те согласились.Самая первая экспедиция на место съемок была осенью под Лугой. Там еще оставалась «зеленая натура», на фоне которой сняли «русские» эпизоды с моим героем в окружении девушек в платочках. Затем поехали на Каспийское море. Под Махачкалой были выстроены декорации: нефтяные баки, дом таможенника. Был найден баркас, на котором Абдулла собирался удрать за границу. Во время съемок случилась неприятность: у нас пропала часть реквизита. Среди похищенных вещей были и часы Сухова. Тогда Владимир Мотыль обратился к одному из местных «авторитетов»: «Если поможешь найти, будешь сниматься в картине». На следующий день нам все вернули, в том числе и часы моего героя. Еще одна экспедиция была в Туркмению в город Байрам-Али. Оттуда мы выезжали в сторону Каракумского канала — далеко в жаркую пустыню, где снимали разные эпизоды, в том числе и тот, где Спартак Мишулин закопан по шею в песок. Сцены в музее отсняли в древнем Мерве — городе, основанном Александром Македонским и наполовину разрушенном Чингисханом. Со времени выхода фильма на экраны людская молва много чего придумала. Прилетел я как-то в Калининград, а мне говорят: у нас на Куршской косе снимали «Белое солнце пустыни». Я чуть не упал от удивления. А в других краях, слышал, чуть ли не за деньги возят туристов показывать якобы «места съемок».

- Обратная сторона медали популярности фильма просто космической — это меньшая огласка ваших не менее интересные работы в кино.

- Бывает иногда досадно. Ведь у меня действительно много других интересных ролей. В честь юбилея на телевидении сняли обо мне передачу. Так ее авторы с удивлением открыли для себя многие фильмы с моим участием, которые, увы, давно нигде не показывают. Но, с другой стороны, такая роль, как товарищ Сухов, выпадает актеру раз в жизни. Зачем зря сетовать на судьбу? Благодаря «Белому солнцу» я объездил полмира — картину купили в 130 странах. Всюду был успех. Не повезло фильму, пожалуй, только в Марокко. Как мне объяснил работник советского посольства, у марокканского короля Хасана II было две жены. И ему стало обидно, что у простого русского солдата их девять. Почему он посчитал, что эти женщины принадлежат моему герою? Ведь это жены Абдуллы. Я так и не понял, шутка это была или нет. Как бы там ни было, но фильм в этой стране не показывали. Мне приятно, что «Белое солнце» стало талисманом для наших космонавтов, которые в обязательном порядке смотрят его перед каждым полетом в космос. После чего они играют в своеобразную викторину, задавая друг другу вопросы. Например: «Какой системы гранаты были у таможенника?», «Сколько стоит Сухов?», «Какую икру ел Верещагин?», «Как звали жен Абдуллы?»…

- Вы сейчас много снимаетесь. Как удается держаться в такой хорошей форме?

- Недавно завершил работу в фильме под названием «Аферистка». Мой персонаж — один из известнейших кинорежиссеров. История перекликается с военным временем. Мне хотелось подчеркнуть породу, умение в любых ситуациях держать «прямую спину». А второй фильм из восьми серий — «Немец» — снят на «Беларусьфильме».Это экранизация одноименного романа Юрия Костина о спасении в Могилеве духовных реликвий. Среди раритетов — крест Евфросинии Полоцкой. И вновь военные события перекликаются с современностью. А что касается моей формы, все просто. По утрам зарядка, прогулки на свежем воздухе, полноценный сон по ночам. И самое главное: есть надо поменьше.

-Анатолий Борисович, а как вы познакомились со своей супругой, режиссером-документалистом Александрой Ляпидевской?

- Поучаствовала моя однокурсница по Школе-студии МХАТ Галя Волчек. У Гали, единственной из курса, была своя комнатка в квартире родителей. Небольшая, но мы могли там собираться. И однажды я там увидел Алю. У нее такие ножки были! Они и сегодня сохранились, хотя пятьдесят лет прошло. А тогда меня поразили ее коленочки. Очень. Потом она меня покорила своими человеческими качествами, неординарными суждениями. Потом я уехал сниматься в Киев, звонил, письма писал. Наконец не выдержал, купил билет в Москву, даже не заходя домой, пришел к ней и сказал: «Все, собирайся, поехали со мной в Киев — я не могу без тебя!».

- Чем заняты помимо съемок, концертов?

- Я 20 лет живу за городом. У нас с женой там дача, которая стала домом. Здесь очень уютно, мы постоянно рядом с землей. Хотя скажу вам откровенно — я очень редко в земле ковыряюсь. Огорода у нас нет, сада тоже. Когда-то была клубника — пропала, смородина была — перестала плодоносить. Ну не идет нам с супругой эта вся работа. А так я все по дому делаю. Он же у нас, как старичок, — сегодня дверь заскрипела, завтра крыша подсела, потом ручка на окне отвалилась. А я каждый день хожу и чиню.

- Вы приехали в Волгоград накануне 2 февраля. Ведь и вас война не обошла стороной?

- На Украине нас с мамой посадили в товарный вагон, места не было совершенно, там какие-то мешки были. И вот мы едем, а немцы начинают обстреливать вагон. Как мы уцелели, я не знаю. Он был как решето. Мы с одной стороны Днепра, а они — с другой. Страшно. А потом поезд остановился, и я увидел, как из облаков вынырнул вражеский самолет, а за ним — наш. Я зажмурился, решил, что если наш победит, то мы спасемся, и в итоге немец был сбит…Всех жителей Волгограда я поздравляю с праздником, с Победой. Впервые я побывал на Мамаевом кургане — просто поражен грандиозностью самого монумента, и людьми, которые шли и шли поклониться воинам. Ваш город произвел на меня огромное впечатление, его надо пережить, переварить что ли, чтобы я мог конкретнее описать свои чувства.

Анна Шубина

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

*
= 3 + 0